11:22 | 30.8.22

Трехлетняя миссия: посол США Дэниэл Розенблюм о ситуации в мире, результатах реформ и будущем Центрально-азиатского региона

В выпуске проекта Alter Ego посол США в Узбекистане также затронул темы международного порядка, свободы слова и стратегии США в странах Центральной Азии.

Трехлетняя миссия: посол США Дэниэл Розенблюм о ситуации в мире, результатах реформ и будущем Центрально-азиатского региона

Дэниел Розенблюм был приведен к присяге в качестве посла США в Узбекистане 9 мая 2019 года. Этим летом Розенблюм завершает свою трехлетнюю миссию в Ташкенте. В новом выпуске проекта Alter Ego самый открытый и медийный посол США в Узбекистане рассказал о ситуации в мире, свободе слова, реформах в сфере образования и о поправках в Конституцию Узбекистана.

Я думаю и чувствую, что моя работа за последние три года принесла мне много личного и профессионального удовлетворения. Также есть определенный успех в развитии отношений между США и Узбекистаном. У меня в каком-то смысле было преимущество на старте, потому что моя предшественница посол Памела Спратлен и правительство Узбекистана сделали многое для того, чтобы укрепить отношения, охватить больше сфер и углубить сотрудничество. Так что я «унаследовал» достаточно хорошую ситуацию, но все же за последние три года мы добились существенного прогресса. Если говорить об общей картине, мы добились серьезного прогресса в сотрудничестве по вопросам безопасности, по экономическим и политическим вопросам, а также во многих других отношениях, — поделился посол.

Приводим главное из интервью.


Международный порядок

Дэниел Розенблюм поделился, почему мировая общественность сталкивается со сложностями при установлении международного порядка наряду с обостряющимися конфликтами и нарастающим напряжением. Одной из причин посол назвал сложность в самом понятии международного порядка и интерпретации данного термина людьми.

Когда люди говорят о международном порядке, они обычно имеют в виду набор правил, норм и практик, которые сложились после Второй мировой войны, и институты, которые были созданы, чтобы регулировать их. Это могут быть Организация Объединенных Наций или международные финансовые институты, такие как Всемирный банк. В понятие международного порядка люди нередко вкладывают и просто свои предположения о том, что правильно и что неправильно в международных отношениях. И я думаю, сейчас мы видим, как некоторые страны оспаривают нормы этого порядка — либо потому, что считают, что они ставят их в невыгодное положение, либо потому, что считают сами нормы устаревшими, ненужными.

Розенблюм также выразил отношение США  к этому вопросу.

Мы считаем, Соединенные Штаты считают, и президент Байден много раз говорил об этом, что международная система норм, практик и институтов сослужила миру хорошую службу. Идеальная ли эта система? Конечно, нет. Да, конфликты, злоупотребления и зверства все же были. Система не предотвратила всего этого, но в целом создала гораздо более стабильную международную среду, чем было в первой половине ХХ века. Поэтому позиция президента Байдена и США заключается в том, что мы должны сделать все возможное, чтобы мобилизовать коалицию стран, которые верят в эти нормы, практики и принципы, и готовы за них постоять.

Он добавил, что, когда этим принципам бросают вызов и угрожают, необходимо дать отпор во имя международной системы.

Международная система, которая сложилась к этому этапу, невыгодна определенным странам, поэтому они хотят ее изменить. Тем временем большинство стран, которые верят в эти принципы и нормы международной системы, международного верховенства закона, международного порядка, обеспокоены вызовами этой системе и считают, что нужно присоединиться к той части мира, которая отстаивает эти принципы.


Нарушение принципов

Такие страны, как Швеция, Швейцария или Соединенные Штаты… Совершают ли они порой действия, которые не согласуются с определенными принципами, такими как свобода слова, свобода СМИ? Да, конечно. Эти страны управляются людьми, а люди неидеальны и совершают ошибки.

Розенблюм отмечает, что в этих странах существуют корректирующие механизмы, которые предотвращают повторения этих ошибок. Это позволяет изменить политику и курс, а также обеспечить соблюдение основных принципов равноправия и недискриминации, свободы слова, свободы ассоциаций, всех этих основных свобод и прав, которые содержатся в универсальных международных документах, таких как Всеобщая декларация прав человека.

При этом грубое нарушение основных принципов, таких как суверенитет, независимость и территориальная целостность, настолько очевидно и вопиюще, что мир должен был отреагировать. И я думаю, это объясняет действия, предпринятые, например, Швейцарией, которая обычно сохраняет нейтралитет и не вмешивается в установление санкций.


Свобода слова

Для меня свобода слова — право выражать свое мнение, публиковать и распространять его, тогда как другие люди могут с ним ознакомиться. А еще свобода слова несет с собой определенную долю ответственности. В США есть выражение: «У вас есть право на свободу слова, но нет права кричать «Пожар!» в переполненном театре, если пожара нет». Также в США вводятся принципы и механизмы для регулирования гласности, чтобы она не использовалась для поощрения насилия или таких вещей, которые заставляют людей выбегать из переполненного театра, хотя там ничего не происходит.

Дэниел Розеблюм заключил, что свобода слова — одно из основных прав человека, но это не значит, что это право безусловно, что нельзя устанавливать абсолютно никакие ограничения.

Посол США в Узбекистане также затронул вопрос свободы слова в Узбекистане. По его мнению, за последние шесть лет наблюдается развитие свободы слова.

Люди чувствуют больше свободы критически высказываться о правительстве и в целом обо всем, что идет не так. Возможность публиковать и распространять информацию в Интернете значительно выросла. Но в то же время я чувствую, что все еще есть слишком много «красных линий», порой невидимых, в некоторых темах, о которых не следует говорить. Я понимаю, почему люди иногда сами вводят самоцензуру или проводят собственные «красные линии», особенно, когда живешь в стране, в обществе, в котором в течение долгого времени были установлены строгие ограничения. Это ведь, по сути, человеческий фактор, люди по своей природе осторожны и хотят защитить себя от неблагоприятных последствий.

Дэниел Розенблюм также подчеркнул, что должна сформироваться профессиональная солидарность — когда журналисты объединяются и защищают друг друга.


Реформы в системе образования

За последние три года начали действовать различные программы, которые были запущены совместно с Министерством народного образования и Министерством высшего образования.

Мы ввели множество программ обмена, которые дают возможность, в особенности молодым узбекистанцам, поехать в Соединенные Штаты, чтобы учиться в школах, университетах и на других уровнях. Мы проделали большую работу и в сфере английского языка, по ресурсам для преподавания, мы обучили более 15 000 учителей английского в Узбекистане.

Розенблюм отмечает, что сфера образования в Узбекистане развивается в правильном направлении Тем не менее, сфера сталкиваются с различными вызовами.

Нужно больше профессоров в университетах, больше учебных помещений и в целом больше ресурсов для достижения поставленных целей. И повышение качества начального и среднего образования для детей младшего возраста — тоже вызов, потому что многие учителя обучались очень давно. Соответственно, не применяются новейшие методики преподавания, а кабинеты и инфраструктура не такие, какими должны быть. Я видел школы, которые значительно улучшились, например, инфраструктура в них сейчас намного лучше, чем три года назад, но это лишь малая часть от общего числа.


Результаты реформ

Дэниел Розенблюм назвал сферы, проведенные реформы в которых дали результат.

Реформа внешней политики. Изменилось отношение к соседним государством. Это позволило облегчить людям пересечение границ, расширить торговлю, разрешить споры и конфликты.

Реформы в области экономики. Конвертация валюты, налоговая, таможенная, регуляторная реформы улучшили среду для работы бизнеса, создали благоприятные условия для людей, которые развивают бизнес, начал развиваться частный сектор.

Розенблюм назвал и масштабные направления реформ, которые еще не дали результатов.

Приватизация. Несмотря на то, что были поставлены очень амбициозные цели по приватизации определенного количества предприятий, пока это происходит очень медленно и со смешанными результатами.

Я думаю, отчасти это потому, что приватизируемые предприятия часто играют важную роль в сообществе, предоставляют много услуг. Вероятно присутствие корыстных интересов. Многие эксперты, которые следят за ситуацией, говорят мне, что во многих случаях есть определенные лица, заинтересованные в том, чтобы предприятие не было приватизировано, потому что сейчас они получают прибыль.

Судебная система. Розенблюм обратил внимание на вмешательство исполнительной власти в судебную. Так, на судебные решения прямо или косвенно может влиять исполнительная ветвь власти, что исключает независимость судов.

Нелегко это изменить. Это часть политической культуры. Я надеюсь, что когда-нибудь суды станут по-настоящему независимыми.

Посол также поделился результатами проекта, который они реализовали в судебной системе Узбекистана.

Проект, который мы завершили год или два назад, заключался в автоматизации систем для всех экономических судов. Не уголовные суды и не гражданские, а экономические. И это был действительно успешный со всех сторон проект, потому что помог устранить человеческий фактор во многих моментах — все теперь доступно онлайн, многие дела автоматизированы.

Здравоохранение и образование

Последнее, что я хотел бы сказать: о сферах, в которых еще не видно результатов. Некоторые моменты, о которых я говорил ранее в сфере образования, здравоохранения, где предпринимаются большие усилия, всё еще в стадии разработки. И, возможно, люди не всегда видят результаты в своей повседневной жизни, не чувствуют результатов. В этом вся сложность.


Поправки в Конституцию

Соединенные Штаты не в том положении, чтобы указывать другой стране, что должно быть или не быть в их конституции. Поэтому я не буду комментировать поправки сами по себе. Но что касается процесса, думаю, очень важно принять во внимание комментарии общественности. Также думаю, что важно получить реакцию международных экспертов, и, кажется, некоторые усилия были предприняты в этом направлении. Но всегда можно сделать больше.


О событиях в Каракалпакстане

Дэниел Розенблюм отметил важность проведения достоверного, тщательного и независимого расследования произошедшего.

Мы надеемся, что в результате работы комиссии будет, в первую очередь, подсчет, сколько было жертв и кто они, потому что до сих пор не было списка жертв и более глубокого анализа того, что произошло и почему. Из того, что мы читали и слышали, кажется, что катализатором произошедших событий было что-то большее, нежели предлагаемые поправки к Конституции, потому что трудно объяснить масштаб произошедшего конфликта и насилия только конституционными поправками. Еще один важный момент — масштаб освещения был меньше, чем можно было бы ожидать, учитывая всю трагичность ситуации.


США и Центральная Азия

США в 2020 году опубликовали новую стратегию Центральной Азии, которая охватывала период с 2019 до 2025 года. В числе ее принципов — основная поддержка и укрепление среди суверенитетов и независимости стран Центральной Азии. Дэниел Розенблюм рассказал подробно о стратегии, а также о ситуации в Афганистане.

Думаю, акцент в этой стратегии был сделан на двух основных принципах и целях. Во-первых, суверенитет и независимость: мы хотим, чтобы страны твердо встали на ноги и могли самостоятельно отстаивать свои интересы, не подчиняясь какому-то давлению извне. А второе — это стабильность. Мы хотим, чтобы страны Центральной Азии развивались так, чтобы население процветало, правительство служило интересам людей и могло защитить себя. Это выражается не только в защите своих границ, но и в предотвращении преступности, терроризма, оборота наркотиков.

Розенблюм отметил, что произошедшее в 1990-х годах в Афганистане до сих пор служит уроком для Соединенных Штатов. «Если вы пренебрегаете страной и позволяете нестабильности развиваться, это в конечном итоге навредит вам». Также был затронут вопрос взаимодействия Узбекистана с Афганистаном.

Мы уделяем много времени координации и обсуждению нашей политики с правительством Узбекистана, чтобы убедиться, что мы на одной волне касательно Афганистана. И я думаю, что мы понимаем друг друга. Мы понимаем, что Узбекистан должен иметь дружеские отношения со своим соседом, действительно, по многим причинам, в первую очередь, из соображений безопасности и обеспечения стабильности по обе стороны границы. В то же время правительство Узбекистана очень ясно дало нам понять и высказывалось публично, что не будет официально признавать правительство талибов, пока не будут выполнены определенные условия и пока не будет достигнут международный консенсус по этому поводу.


Узбекистан и санкции

США включили Узбекистан в список потенциальных поставщиков под санкционных товаров. В ходе интервью Розенблюм высказался о рисках и позиции Узбекистана.

Я считаю, что этот список, который был довольно большим, в основном охватывал страны, которые поддерживают активные деловые отношения с Россией. Так что это рассматривается как потенциальный риск. Правительство Узбекистана предельно ясно подтвердило и нам, и публично, что они хотят соблюдать санкции и не хотят, чтобы узбекские компании подверглись вторичным санкциям. И также они не хотят, чтобы Узбекистан стал страной уклонения, которую используют как пункт для обхода санкций.


Будущее региона

В завершении интервью Дэниел Розенблюм рассказал о тенденциях, которые могут проявиться в регионе в будущем.

Я считаю, что мы еще не увидели в полной мере, как повлияло на регион события на Украине. По прошествии месяцев мы будем видеть все больше и больше последствий. Не знаю, какими они будут, но думаю, что это был тревожный звонок для стран региона, которые поняли, что не могут позволить себе настолько сильно зависеть от партнера. Они не могут выражать собственные мнения, не могут занимать собственную политическую позицию, не опасаясь последствий. Мы слышали это очень четко от президента Казахстана, когда он недавно сказал, что поиск альтернативных маршрутов для экспорта нефти является для Казахстана национальным приоритетом, потому что, как мы знаем, нефть в основном идет транзитом по территории России. И русские показали, что они перекроют этот кран очень легко, если захотят. Это в каком-то смысле самый очевидный пример. Но я думаю, что даже в других, менее очевидных ситуациях, мы увидим, что со временем страны признают, что им необходимо больше диверсифицировать отношения и не стоит полагаться на какую-то определенную страну для удовлетворения своих основных нужд, для базовой экономики. Так что я бы сказал, что в ближайшие месяцы, в ближайшие годы именно эту тенденцию  мы будем наблюдать.